Статистика
Locations of visitors to this page







Дизайн и разработка
Нет ничего более богатого по своим возможностям, нежели пустота.

История Парашюта

Вопрос о том, кто первый придумал аппарат, замедляющий падение тел в воздухе, имеет точный ответ: Дедал. Соорудив приспособление из птичьих перьев и воска, он водрузил его на собственного сына Икара и заставил того совершить небольшой перелет. И если бы Икар Дедалович не нарушил инструкцию относительно максимально разрешенной высоты полета, история авиации пошла бы другим путем.

Но сегодня разговор пойдет не о воздухоплавании, а о... воздухопадении. Проблема эта занимала умы человечества очень давно. Уже в древних китайских летописях есть упоминания о первых попытках. Император династии Шунь, если верить хроникам, спрыгнул с чердака объятого пламенем дома, подвесившись к двум большим шляпам, сплетенным из камыша, и счастливо приземлился.

В старофранцузских летописях упоминается некий монах Оливье (XI в.), который якобы спускался с крыши монастыря при помощи какого-то таинственного приспособления, секрет которого так и остался неизвестным. Сохранились также какие-то туманные сведения времен Ивана Грозного о попытках царского холопа полететь с колокольни, закончившихся - в отличие от китайского эксперимента - трагически. В некоторых источниках даже мелькала фамилия: Крякутный. Но увы, - все это оказалось не более чем мифом, а если и был такой факт, то скорее всего этот Крякутный просто удирал от опричников Ивана и решил покончить с собой. Не исключена также версия алкогольного опьянения "русского Икара".

А если говорить серьезно, то первым принцип действия аппарата, замедляющего падение тел в воздухе, сформулировал знаменитый философ XIII века Роджер Бекон. В своем сочинении "О секретных произведениях искусства и природы" он признал возможность постройки летательных машин и указал, что можно "опираться" на воздух при помощи вогнутой поверхности.

Первую же конструкцию подобного аппарата разработал не кто иной, как великий Леонардо да Винчи. "Если человек возьмет полотняный натянутый купол, - писал он, - каждая сторона которого имеет двенадцать локтей ширины и двенадцать локтей высоты, то он сможет безопасно сброситься с любой высоты". Учитывая, что площадь указанного натянутого купола примерно равна площади современного парашюта, остается только восхититься точности предсказаний гениального итальянца. К чести Леонардо заметим, что сам он не решился испытывать свое изобретение на себе, благодаря чему, видимо, и прожил долгую и счастливую жизнь. Замечательная же идея его в течение долгого времени так и оставалась на бумаге.

В 1617 году в Италии был опубликован труд некоего Фауста Верачио под скромным названием "Книга о машинах". В книге был помещен рисунок, изображающий человека, опускающегося на квадратном куполе. По-видимому, не без влияния книги Верачио через двадцать лет популярный в те годы писатель Демаре описал в своем романе бегство главного героя из тюрьмы. Поначалу узник собирался свить из простыни длинную веревку и спуститься по ней, но, заметив, что дует сильный ветер, изменил свои планы. Он решил выброситься из окна камеры, привязав два угла простыни к поясу и держа два других угла руками. Герою романа акция удалась. А вот как в жизни?

В 1777 году парижский профессор Дефонтаж изобрел "летающий плащ" - аппарат, который, по его утверждению, гарантировал безопасный спуск с любой высоты. Однако испытывать свое детище лично наш изобретатель, памятуя пример Леонардо, не решился. Но как проверить пригодность прибора к употреблению? Кто захочет проэкспериментировать над собой? Дефонтаж обратился к судебным властям с просьбой предоставить ему для испытания "плаща" преступника, приговоренного к смертной казни. Ведь тому все равно, как погибнуть, так пусть послужит науке, так сказать, внесет лепту в прогресс.

Такого смертника профессор получил. Это был Жак Думье, грабитель и убийца, известный своими преступлениями. Пойманный и изобличенный, он ожидал в Бастилии смертной казни. Узнав, чего от него желает Дефонтаж, грабитель согласился. В присутствии полицейских, самого изобретателя и толпы любопытствующих он спрыгнул с крыши парижского оружейного склада и -- к вящей радости Дефонтажа -- остался жив, лишь несколько повредив при приземлении колено. После чего смертная казнь была ему заменено пожизненной каторгой. К сожалению, чертежи "летающего плаща" до нас не дошли.

В том же году Жозеф Монгольфье -- будущий изобретатель воздушного шара -- также сконструировал некий аппарат для прыжков, который, в отличие от Дефонтажа, испытал на себе. Он спрыгнул с крыши высокого сарая и остался жив. В дальнейшем Монгольфье переключился на создание летательного аппарата и не стал продолжать хорошо начатое дело.

А вот французский физик Луи Себастьян Ленормон -- продолжил. Он усовершенствовал известный уже более столетия аппарат Фауста Верачио, сделав его не только более надежным, но и более красивым.

Аппарат Ленормана представлял собой конусообразный купол со стропами, несколько напоминающий современные учебные парашюты, с которыми прыгают с вышки. Ленорман придумал и само слово "парашют", что означает "противопадение". С его легкой руки это наименование сохранилось по сей день.

Свой первый прыжок изобретатель совершил 29 декабря 1783 года с балкона обсерватории в Монпелье. Изобретение парашюта было как никогда своевременным, потому что в том же году, только несколькими месяцами ранее, в небо впервые поднялся воздушный шар братьев Монгольфье. Открывалась новая страница в истории покорения неба, и человек хотел перелистнуть ее во всеоружии.

Первым человеком, поднявшимся но воздушном шаре с парашютом, был известный воздухоплаватель Филипп Бланшар. Но первым живым существом, совершившим прыжок с воздушного шара, была его собачка Баярд. Убедившись в четкой работе парашюта, Бланшар несколько увеличил площадь купола, сделав его пригодным для спуска человека.

После первых полетов и прыжков Бланшара -- с последней четверти XVIII века -- история парашюта знала много славных имен. Неоднократно совершались попытки модернизировать изобретение Ленормана. Гарнерен, Друе, Купоренто, Рюи, Уильяме, Леру -- все эти люди внесли свою лепту в создание и усовершенствование аппарата, дающего возможность спасти жизнь в случае неудачного полета. Последний из этого списка, кстати, познакомил с парашютом подданных русского императора. В 1885 году он приехал в Россию с цирковым трюком "Король воздуха". Реклама необычайного зрелища сулила публике прыжок с 500 метров "вверх тормашками".

Парашют Леру имел вид большого зонта, состоящего из 12 клиньев, с кольцом в вершине для уменьшения качки. Каждый из клиньев скреплялся стропами с ременным поясом, надетым на парашютиста. Это был своеобразный парашют-полуавтомат. Он крепился сбоку аэростата на особой веревке с пружиной. Как только человек прыгал, пружина разжималась и парашют отделялся от шара.

Много изобретателей погибло во время испытаний своих изделий. Француз Рейхель сконструировал подобие парашюта -- специальный костюм для летчика с общей площадью торможения около десяти квадратных метров. Желая проверить пригодность прибора к использованию, он спрыгнул с одной из площадок Эйфелевой башни и погиб. Почти одновременно с ним в Берлине погиб конструктор Биттенер, а в Англии -- Джим Коккинг.

Однако никакие трагические случаи, связанные с гибелью испытателей и изобретателей, не могли остановить научный и технический прогресс. Немного погоревав по безвременно ушедшим, неутомимые воздухоплаватели и любители воздушных прыжков принялись искать новые пути в "воздухопадении".

Своеобразной вехой в истории парашютного дела стал прыжок, совершенный американским капитаном Эрвином Болдуином с аэростата в 1880 году. Интересен он тем, что парашют открывался автоматически. К верхнему узлу строп была привязана стропа-шнур, второй конец которой закреплялся на корзине или оболочке воздушного шара. Когда парашютист отделялся от аэростата, стропа-шнур под его тяжестью обрывалась, матерчатый купол без всякого каркаса от скорости падения сначала вытягивался во всю длину, а затем наполнялся воздухом и раскрывался. Этот принцип действия автоматического раскрытия парашюта сохранился и до наших дней. Регулярно гастролировавшие в России цирки прыгунов с парашютом заразили этим занятием самых смелых представителей русского общества. В разных городах империи появлялись все новые парашютисты-любители или, как их тогда называли, "воздушные акробаты". Особой известностью пользовались братья Юзеф и Станислав Древницкие -- уроженцы Варшавы. С 1891 года они с успехом выступали в Киеве, Одессе, Таганроге, Екатеринославе и Саратове. В 1896 году к ним присоединилась их сестра -- Ольга, которая стала первой в Российской империи женщиной, овладевшей этим рискованным занятием.

В 1910 году было получено разрешение на выступление братьев и сестры Древни цких в столице страны. И 23 июля того же года Юзеф Древницкий прыгнул с высоты 270 метров с воздушного шара-монгольфьера над Марсовым пошлем в Санкт-Петербурге. За его полетом наблюдала многотысячная толпа зрителей. Всего за время гастролей в Санкт-Петербурге он совершил 12 прыжков, поражая воображение публики и вызывая восторг и восхищение. Два прыжка совершил и младший брат, один раз прыгнула Ольга.

Однако к тому времени увлечение полетами на воздушных шарах с прыжками на парашюте постепенно утратило в России былую популярность. Зрелище стало настолько привычным, что перестало приносить денежные сборы. Уменьшился интерес и к совершенствованию парашютов. Любопытное свидетельство тому -- фраза из словаря Брокгауза и Эфрона. В 22-м томе его (издание 1899 года) так и написано: "В настоящее время парашют... вышел из употребления". Авторы статьи, помещенной в известной энциклопедии, не ошиблись. Действительно, на рубеже XIX-XX веков парашюты в значительной степени были преданы забвению. И не без причин. Воздушный шар создал лишь иллюзию того, что человеку покорился "пятый" океан. На самом деле воздушные шары и аэростаты обладали массой серьезных недостатков. И самый главный из них заключался в том, что они слишком часто становились игрушкой для безжалостной воздушной стихии. Об опасности, которой подвергалась жизнь воздухоплавателей, говорить уже незачем, это более чем очевидно. Казалось, что парашют -- та самая панацея. Но увы!..

Интерес к парашютам падал вместе с сужением области применения воздушных шаров. Но на смену последним пришли новые летательные аппараты. Но этот раз тяжелее воздуха. Самолеты. И в истории парашюта открылась новая страница. Новая, потому что с развитием авиации возрастала и аварийность. Первые модели аэропланов были весьма далеки от совершенства. По мере увеличения числа полетов росло и число жертв среди летчиков. Необходимость в надежном спасательном средстве для пилотов возродила парашюты, вернула их из забвения. Вновь начались поиски и смелые эксперименты.

Свой вклад в историю парашюта внесла и Россия. В архивах Всесоюзной патентно-технической библиотеки в 1967 году была обнаружена "привилегия" (так в то время называли патент) за номером 24050 от 31 мая 1913 года, выданная на парашют, изобретенный жителем Екатеринбурга И. Сонтага. Как явствует из патента Сонтага, еще 25 февраля 1911 года ему было выдано охранное свидетельство (номер 46600), в котором дано подробное описание парашюта и приспособления, высвобождающего его из коробки, подвешенной на спине пилота. Купол парашюта Сонтага состоял из 24 радиальных полотнищ и имел сложный пружинный механизм для ускоренного раскрытия. К сожалению, судьба этого изобретателя нам неведома. Неизвестно также, испытывался ли предложенный им вариант парашюта. Вышеописанное охранное свидетельство тоже не найдено.

Зато доподлинно известно, что первый ранцевый автоматический парашют сконструировал Глеб Котельников. Он родился в Петербурге 30 января 1872 года. Отец Глеба Евгеньевича был профессором высшей математики и механики. Мать его была популярной в то время художницей. Некоторые их способности передались сыну. Котельников был неплохим скрипачом, недурно пел, выступал как дирижер. Кроме того, он увлекался фехтованием, конным спортом, гимнастикой. У будущего изобретателя были, как говорится, "золотые руки": он умело слесарил, столярничал, знал токарное дело и даже портновское.

Поступив в армию в качестве вольноопределяющегося, он впоследствии окончил Киевское военное училище. Но прослужив несколько лет, из армии ушел. Долгое время работал в акцизном управлении, ознаменовав этот отрезок своей жизни 23 техническими изобретениями. В 1910 году он переехал из Москвы в столицу и поступил актером в труппу Народного дома, где, выступая под сценическим псевдонимом Глебовб снискал довольно прочный успех у публики.

Как же получилось, что этот разносторонний, увлекающийся человек, весьма далекий от проблем и нужд авиации, занялся конструированием авиационного парашюта? Сам Котельников часто рассказывал, что на него произвела сильное и угнетающее впечатление гибель российского авиатора, морского офицера Льва Макаровича Мациевича, происшедшая у него на глазах. Котельникову стало ясно, что будь у пилота надежный парашют, летчик имел бы шанс остаться в живых. И Глеб Евгеньевич взялся за разработку такого парашюта. Прежде всего ему "надлежало быть очень легким, прочным и компактным, так, чтобы не занимал много места". Парашют всегда должен быть при пилоте, позволяя ему покинуть аэроплан в любую минуту и в любой позиции - с крыла, сиденья, с борта. Открываться парашют должен как по желанию авиатора, так и автоматически. Кроме того, Котельников разработал и отлично продумал подвесную систему. Она состояла из поясного, нагрудного и двух плечевых обхватов, о посему равномерно распределяла силу рывка, который испытывал человек в момент раскрытия парашюта. В подвесной системе, помимо того, была предусмотрена возможность отцепления парашюта, что было чрезвычайно важно при прыжках в сильный ветер, на воду и в других нелегких условиях.

Выбор материала для купола представлял собой нелегкую проблему. Ткань должна была быть легкой, прочной, не прилипающей друг к Другу. Случайно увидев в цирке, как фокусник продевал большую шелковую шаль через маленькое женское кольцо, (по другим версиям -- увидев в театральном гардеробе, как дама доставала из маленького ридикюля огромную шелковую шаль), Котельников решил, что шелк - гладкий, легкий, эластичный - идеально подходит для его изобретения. Назвал он свое детище "РК-1" (ранцевый, Котельникова, модель первая).

25 декабря 1911 года еженедельник "Вестник финансов, промышленности и торговли" сообщил своим читателям о поступивших заявках на патенты за изобретения, указов в том числе, что "господин Котельников Г. Е. получил охранное свидетельство за номером 50103 на изобретение специального спасательного аппарата для авиаторов - парашют". Первое испытание парашюта на прочность было проведено 2 июня 1912 года. На подмогу был призван автомобиль. Прикрепив лямки парашюта к буксировочным крюкам, машину разогнали до скорости примерно 80 километров в час, после чего Котельников дернул за спусковой ремень. Купол парашюта выбросило вверх, и он мгновенно раскрылся. А первое испытание ранцевого автоматического парашюта непосредственно в воздухе произошло 6 июня 1912 года в лагере воздухоплавательного парка в деревне Салюзи, вблизи Гатчины. Манекен весом 76 килограммов с надетым парашютом был выброшен из кабины самолета с высоты 250 метров. Опыт прошел успешно. Настолько успешно, что в начальный период Первой мировой войны царское правительство запрещало летчикам брать с собой в полет парашюты, опасаясь, как бы при первых же признаках опасности пилот не выпрыгнул с парашютом и оставив дорогостоящий аэроплан погибать. С тех пор миновало уже 90 лет. Парашют Котельникова неоднократно модернизировался в разных странах. Но принцип его работы оставался неизменным...

(Еженедельная газета Южно-Украинского регионального объединения еврейских общин Шамрей Шабос, №19-21(361-363), - февраль 2002)

Страниц: 1
Опубликовано: 09.03.2009 | Просмотров: 4904 | [ + ]   [ - ]   | Печать
© 2024 Поддержка сайта - Бирзул Александр